Автор мент

Халифат Дойчланд и руссиш швайне… Путешествие в Мюнхен за пивом и сосисками…

- Хенде хох, — услышал Юрка.

Это значит «руки вверх». И в его груди закипела праведная, прописанная в генах, ярость. Показалось, будто это его не в аэропорту шмонают, а целятся из автоматов солдаты Вермахта где-то под Сталинградом…

Мой друг Юрка вчера вечером вернулся из Мюнхена. Переполненный самыми противоречивыми впечатлениями.

----------------------<cut>----------------------

Из положительного – автомобильный музей, который Юрка всегда хотел посмотреть. Чистота, порядок, остатки немецкого орндунга. Неплохая архитектура, хотя и не относящаяся к мировым сокровищам. Прекрасное пиво. Изумительные рульки и колбасы. Белобрысые немецкие дети.

Из шокирующего – огромное количество иноверцев, иноземцев, беженцев и Аллах знает кого. Он думал наивно, что наши СМИ преувеличивают по поводу нашествия на Германию новых оккупационных сил. Да не фига не преувеличивают!

В четырехзвездочном пафосном отеле в самом центре города, в котором он жил, больше половины арабов. Притом такие правоверно-ортодоксальные. Тётки – в паранджах, через которые даже глаз не видно, и не знаешь, что под ней – инопланетный биологический организм, боевой андроид или террорист игиловский с компактной ядерной бомбой.

Насколько я понимаю, помимо беженцев вся Европа заполонена ещё и туристами из Саудовской Аравии, Омана, Эмиратов. Летом в пустыне жить становится невозможным, вот и срывается такой бабай с двадцатью жёнами и тридцатью племянниками в холодные края – в Европу. То же самое я видел и в Вене, где им мёдом намазано. Просто толпы бесконечные. Нефтебакс – большая сила.

Ну и всякие международные бродяги – арабы, негры, пакистанцы. Вообще, что-то не видно разрекламированных в Германии мер по наведению порядка. Всякой шушеры, именуемой себя беженцами, до сих пор ещё полно. Смотрят на всех волками, и им всё чего-то надо.

Вообще, вся эта Европейская мотивация с беженцами – это вызов моей, допускаю, что и не слишком развитой, логике. Почему их столько и их надо кормить так, чтобы они были сыты, довольны и никуда не хотели уезжать – тайна для меня великая.

Сегодня даже самые заядлые исповедники общечеловеческих ценностей признают, что девяносто процентов беженцев – это не невинные жертвы революций и войн, сбежавшие с родных краёв, чтобы сохранить себе жизнь. Это обычные экономические эмигранты. То есть им дома за работу платят, как им кажется, маловато. Вот они и едут туда, где им будут платить за ничегонеделанье и битие баклуш много. И это воспринимается ими как должное.

Если продолжить логическую цепочку, так по всей Африке платят мало. И что, пускай всё население там дружно снимается с обжитых мест и едет в Германию, Бельгию, Швецию? А что, каждому европейцу по три негра и два араба на прокорм! А чтобы проблему с жильём решить – пускай их дома у себя селят. И вообще на Земле минимум шесть миллиардов человек живут неважно так. Поэтому есть резервы для толерантности.

Кстати, селят к себе в дома – это не шутка. Немцы с привычной для них упертостью, когда дурака заставляют молиться, а он лоб разбивает, умудрились официально это реализовать. Изымали у владельцев не используемые ими пустующие — собственные! — квартиры и заселяли туда беженцев. Ввели практику, когда германская семья фактически усыновляет бородатого беженца и несёт за него всю ответственность, в том числе юридическую. Самое смешное – куча народу повелось. Про двух дебилов-журналистов был репортаж – подобрали на помойке такого курчаво бородатого игиловца-мачо. Тот теперь у них дома живёт и готовится всю семью перевести. Не знаю, может он сексуально обслуживает своих «усыновителей», не глядя на возраст и пол? Иначе это всё непонятно.

Тайны сумрачного германского гения. Немцы на полном серьёзе считают, что так и надо! Вообще, с головой у них что-то не в порядке. Переборщили пропагандисты, прививая им чувство исторической вины за холокост и войну с цивилизованными Англией и Францией. Только вину они почему-то испытывают перед арабами, с которыми вообще не воевали, а не перед теми же белорусами, у которых сожгли в деревнях и расстреляли чуть ли не треть населения.

Ещё вот для меня непонятно с беженцами. Они вроде бы улепётывали от войн, революций. С какого такого бодуна война на твоей Родине стала основанием смыться с этой самой Родины? Это как в 1941 году, вместо того, чтобы записываться в Красную Армию и становится к станкам на военных заводах, все население завопило бы : «у нас война, нам плохо» И двинуло бы куда-нибудь в Аргентину. А там бы наши двести миллионов человек уже ждали бы с хлебом, солью и пособиями, кормили, поили, а сбежавшие презрительно смотрели бы на дураков, которые остались воевать против Гитлера… Человечество всю жизнь воюет. И никогда это не считалось причиной ввалиться в какую-нибудь соседнюю развитую страну и на голубом глазу потребовать тебя кормить, поить и ублажать…

Кто бы ни говорил, что мы краски сгущаем, ведя клеветническую борьбу с прогрессивной и современной Европой, народ потихоньку оттуда начинает сваливать на историческую Родину.

Знакомая прожила в Баден-Бадене двадцать лет. В прошлом году вернулась в Москву. Наслаждается жизнью. Говорит, как из тюрьмы откинулась. Сперва немцы доставали с их бюрократией, пунктуальностью, писанными и неписанными правилами, фантастическим высокомерием. Ещё терпимо было. Но вот когда в последние годы фешенебельные курорты превратили в зону отстоя для беженцев! Теперь в знаменитые бассейны с минеральной водой эти дети пустынных земель забираются в хиджабах и шароварах. Или вот — едет она вечером в электричке. Европейцы — она и контролёр. Остальные – полный интернационал.

Притом, говорила, что даже на арабов смотрят больше как на родных. Почему-то больше всего на курорт завезли негров, притом на вид совершенно диких, откуда-то из экваториальных лесов специально выловленных, чтобы разбавить холодную немецкую кровь. Правопорядок, спокойствие, размеренность жизни, которыми так славился Дойчланд – это упало куда-то до точки замерзания.

- Как же хорошо в Москве!..

Правда, другой знакомый, живущий в Баварии, имеет противоположное мнение:

- Нет, как раз с неграми у нас проблем нет. Как ни странно, приезжают тихие, приветливые, готовые на любую работу. И у них на лице написано желание вписаться в социум, жить как все.

Действительно, слышал, что все же остатки соображения у немецких властей иногда начинают работать. И из Африки в основном ввозят активных членов католических общин, то есть людей набожных и управляемых.

- Вот арабы – это да, — качает он головой. – Это вообще орда неуправляемая – наглые хамы, гопники и профессиональные тунеядцы и склочники. Я не представляю, чтобы они вообще когда-нибудь начали работать и попытались бы адаптироваться.

Юрка разговорился с нашей эмигранткой, которая двадцать лет в Баварии живёт.

- Тишина была, спокойствие. Хорошо. А сейчас боишься из квартиры выйти, вполне можно нож в бок получить. Везде какие-то нацменьшинства. Полиции на них плевать. Она араба защищает, пылинки сдувает. А они все больше наглеют.

Вообще, мне кажется, Меркелиху когда-нибудь немцы, если выживут, поминать будут куда более грубыми словами, чем Гитлера. Тот хотя и был мерзкой гадиной, но всё же мечтал о величии нации, ввязался в войну и проиграл. Немцам не впервой проигрывать войны. Потом тевтонские традиции и фантомные боли берут верх, и они опять лезут в заведомо проигрышную авантюру, вооружившись щитами, копьями, гаубицами. А Меркелиха просто сдала свою землю оккупантам, а народ забесплатно, по одной ей ведомой причине, отдала в рабство. Теперь каждый немец работает, как вол, чтобы прокормить себя и своего хозяина-беженца…

Хотя о чем это я? Нет во мне врожденной приверженности к толерантным ценностям. Как русский медведь, я задержался в развитии на уровне пещерного варварства. И как любому дикому существу для меня чужд свет европейского прогрессивного гуманизма. Короче, не готов отдать свою квартиру цыганскому табору из Румынии или арабскому бабаю с женой и верблюдами. Как-то так.

За скобками остаются всякие мелочи. Например, что исламские ортодоксы считают – земля, где стоит мечеть, уже не принадлежит её народу, она принадлежит Аллаху и его буйным детям. Что в Европу запустили ИГИЛ и ещё тысячу террористических организаций, которым пока ещё не поступил приказ на большой бум, но он обязательно поступит. Если не мулла постарается, то дядя Сэм о своих агентах не забудет — обязательно ударит ими как ладонью по столу в нужный момент. Что идея, будто бы эти переселенцы позволят решить демографические проблемы и вопросы с тающими трудовыми ресурсами, из области клинической идиотии. Нет, уж демографическую проблему они решат, так что лет через сто немецкую речь встретишь только в зоопарках и заповедниках. А вот по поводу труда – не будут дикари нормально работать никогда – ни через десять, ни через сто лет. За станком стоять не умеют. Верблюдом пока маловато. Обрежь им пособия – а накроторговля и кражи на что? Что, турки вписались в германский социум? Ну, во-первых не всегда. Во вторых турки – правопослушная, практически европейская общность со своими традициями, они даже придают колорит. Кстати, среди всех национальностей Германии они наименее криминогенны и дают единицы правонарушений. А выходец племенных земель Пакистана, воеваший против советских и американских оккупантов? Это далеко не турок и не сириец.

В общем, сегодня арабы с тупым дикарским самодовольством считают, что они Германию завоевали, и собирают с немцев дань.

Ну и всякие мелочи остаются, типа того, что немцам уже запрещено иметь свои традиции. Как же – беженцы и новые граждане Германии по судам затаскают. В некоторых странах и регионах они уже отсудили массовые ёлки – теперь ёлки запрещены, как немусульманское действо. В Баварии немцы на праздники выставляли статуэтки свиней. Свинья – грязное животное. Ну, прямо её скульптурка в чужом окне – это тяжёлая психологическая травма для тонкой души игиловца Ахмеда. Ахмед через суд добился запретить эти скульптуры. Теперь ходит полиция и штрафует немцев за то, что они выставляют эти фигурки свиней. Уже дома немец не может держать оборону. Ахмед и туда добрался…

Как беженцы ассимилируются — отлично видно по Франции. Что не праздник – то десятки, а то и сотни тысяч сгоревших машин. Это заявляют о себе арабские детишки – граждане Франции в третьем поколении. Оккупировавшие целые городки вокруг столицы, устроившие там привычный арабский срач, когда в дерьме по колено, все разломано, инфраструктура на ладан дышит, автобусные остановки расколочены. И детишки в восторге — готовятся идти, как обычно на досуге, грабить французиков, которые и так запуганы и попрятались по своим хатам.

Сразу хочу поставить точки над И. К Исламу как религии и ко всем народам я отношусь хорошо. Земля прекрасна своим многообразием наций, культур. Но вот только иногда эти самые уникальные народы и культуры приходят к соседям в качестве покорителей и устанавливают свои правила. Что мы и видим сегодня…

Хотя о чём это я? Я вовсе не понимаю того, что на самом деле творится в Европе. И неправильно вижу врагов и угрозы, поскольку там не живу. Какие там игиловцы из Сирии, притворяющиеся добрыми переселенцами? Ну не может такого быть!

У немцев есть противник куда страшнее – русская угроза.

- Хенде хох! – с такими словами Юрку, тщательно умытого, побритого и одетого в фирменные отутюженные шмотки полковника полиции в отставке, и его жену – коммерческого директора медицинского центра, шмонали на отлёте в аэропорту Мюнхена.

Сотрудники службы безопасности водили самозабвенно какими-то детекторами, заставляли раздеваться. А ещё снимали кроссовки, и под разными ракурсами смотрели в рентгеновских лучах. Мазали руки детекторами взрывчатки. В общем, наслаждались жизнью. В итоге руссиш туристен не успели даже получить деньги за такс-фри – спасибо безопасникам аэропорта за потерянные сто пятьдесят евро. При этом делали они это с каменными рожами, достаточно грубо и требовательно. И демонстративно так, со смаком. Что-то вспомнились советские фильмы про военнопленных и концлагеря. Ну, ей Богу традиции СС так просто не выветриваются.

- Слушай, — говорит Юрка. – Я ведь все понимаю. Террористическая угроза. Шмонать надо, чтобы обеспечить безопасность полёта. Я совершенно не против. Но когда со Светки снимают кроссовки, а в это время идёт существо непонятного пола в парандже, вся звенит металлом, может, у неё бомба, и её с заискивающей улыбкой пропускают вообще без досмотра – это как?!

Юрка – натура горячая, сдержался и не полаялся с немцами. Кстати, по прилёту их так же шмонала таможня – добросовестно пытались откопать наркотики, оружие и избранные труды Владимира Путина.

Конечно, что такое Аль-Каида по сравнению с русскими террористами? Что, не было ещё ни одного теракта с участием русских? Так это же ещё хуже! Значит, они готовятся и устроят что-то похлеще атаки на небоскрёбы в Нью-Йорке.

- А полиция – все какие-то недокормленные, тщедушные, — продолжает Юрка. — И арабов, мне кажется, они боятся, как разбушевавшуюся тёщу. Как они абреков задерживать собираются? Немцы же в основной своей массе вполне себе крупные люди, здоровьем пышут. А в полицию будто фольксштурм набирают – последний резерв. Да, это вам не дивизия «Эдельвейс» и «Мёртвая голова». Никто из нормальных людей не горит желанием идти и обеспечивать безопасность. В общем, убожество!

И ещё по поводу полиции. У меня ощущение, что они просто нагло фальсифицируют статистику, когда пудрят народу мозги по поводу того, что у них падает преступность, связанная с национальными меньшинствами.

Кстати, забыли сексуальные меньшинства. В Мюнхене в центре то и дело из баров выпархивают нежные парочки – мальчики, притом один в юбочке, а другой вообще хрен поймёшь в чём. И вызывают такой восторг окружающих. Голубых и розовых в Баварии немало! Во всяком случае лезть в глаза и вызывать законное возмущение у русского туриста – с этим они справляются.

В общем, вывод простой. Арабам там лижут зад. Русских терпеть не могут. Мне кажется, тут не только конфронтация России с Западом, но ещё и память предков о параде 1945 года…

Хотя в быту озлобления к нашему брату не чувствуется. В тарелки не плюют – надо надеяться. Обслуживают. Даже улыбаются.

Вот мне интересно – такое отношение к арабам, неграм и русским – оно у них в инструкциях прописано? Или их госслужащие – марионетки, киборги, в которых можно заложить любую программу? Ведь они этой идиотией занимаются не из-под палки, а по искреннему внутреннему убеждению. Или они все ещё нас боятся? Или это у всех немцев такое наблюдается, а не только у госслужащих?

Да кто его знает. Ясно одно — если они эти свои проблемы с арабскими и пакистанскими оккупантами не решат в ближайшее время, будет Халифат Дойчланд.

Кстати, нам бы тоже неплохо присмотреться, кому за последние двадцать лет раздали наше гражданство – там тоже ИГИЛа и Талибана немало. И вообще надо бы прекратить это надругательство над здравым смыслом в виде двойного гражданства – его быть не должно. Люди или наши со всеми правами и обязанностями, или не наши – тогда о них та сторона пущай заботится. Третьего как-то не дано. И надо решать это быстро, пока процессы не достигли точки невозврата и можно ещё что-то изменить…

- А вообще, — говорит Юрка, — немцы утверждают, что еврочиновники просто тупо живут откатами с совершенно диких денег, которые выделяются на беженцев. Поэтому используют все ресурсы, чтобы этот ужас был без конца. И им на саму эту Европу плевать. Лишь бы бабло не переводилось в их обширных карманах… Деньги на хаосе и крови – это такая добрая европейская традиция. Ничего не попишешь. Вот такие они…